m_d_n1 (m_d_n1) wrote in terra_electa,
m_d_n1
m_d_n1
terra_electa

Хорошо устроенная голова лучше доверху наполненной (с)

Позволю себе прочесть с карандашом статью, которая находится в открытом доступе здесь http://ljrate.ru/post/56086/9754

И хотя автор статьи о редактуре не просила, возможно, читателям будет интересно перепрочтение текста. Мои ремарки в скобках. В авторском тексте исправлены только мягкие знаки в слове aбъюз (в русском в словах адъютант, адъюнктура, конъюктивит, конъюнктура после твёрдого согласного перед гласным ю ставится твёрдый знак).
Ольга Викторовна

evo_lutio: Экология помощи

Как выяснилось в одном сообществе, людей весьма волнует тема энергетического каннибализма, то есть то, как люди едят друг друга (имеется в виду, почему люди падают духом в процессе общения друг с другом), но мало кто этот механизм понимает. Некоторые считают, что это чистая мистика, однако это не так.(сила духа в научной психологической литературе называется agency, способность восстанавливаться после потрясений называется resiliency, на русский переводят калькой - резильентность)

Съесть человека довольно легко (упавший духом человек раньше назывался деморализованным), [Spoiler (click to open)] если заставить его потратить на тебя все ресурсы, материальные, физические, эмоциональные и не дать ничего взамен (упадок духа может быть вызван разными причинами). Чуть позже я опишу, как это происходит и в чем выражается, как предохраняться от этого и избегать. Пока же остановлюсь только на одном моменте – на экологии помощи уже съеденному. Съеденный человек чувствует себя слабо, тревожно и крайне дискомфортно, а после перехода через какой-то порог, умирает. Официальной причиной смерти может быть какая-то болезнь, иногда суицид или несчастный случай. Однако, реальной причиной становится то, что человек утратил жизненные силы и мотивацию к жизни. До конечного порога с человеком могут происходить другие неприятные вещи и это в том или ином виде знакомо всем: нервная система истощается, иммунная дает сбой, человек буквально рассыпается на части, и собрать себя воедино не может. Человеку в этой ситуации можно говорить «соберись тряпка» или давать другие мудрые советы, он не может воплотить их в жизнь, у него нет на это сил. Совершенно напрасной может оказаться и работа с психологом (если психолог не умеет работать с проблемами нравственного здоровья и моральных сил). Бесполезно искать причины в детских травмах и незавершенных гештальтах (на уровне Эго, игнорируя уровень Супер-Эго), основная причина упадка сил в том, что человека съели (его упадок духа). И, как правило, продолжают доедать (и поэтому необходимо различать морально устойчивых, морально уязвимых людей и деморализованных). Восстановиться съеденный, в принципе, может (и деморализованный, и уязвимый человек может стать морально устойчивым). Однако, большинство пребывают в полусъеденном состоянии почти постоянно, немного восстанавливаются, опять собой кормят, иногда и сами урывают кусок-другой, но до полноценной психической формы не доходят (значительное число наших современников производят впечатление морально уязвимых людей). Многие люди просто не имеют опыта хорошего энергетического состояния, такая форма им незнакома. Поэтому они считают, что уверенность в себе, оптимизм, смелость, вдохновенность и ясное восприятие реальности – это черты характера, которые их натуре не даны (описана эмоционально-волевая сфера, традиционно относящаяся к уровню Эго, а не к уровню Супер-Эго). На самом же деле это всего лишь признаки хорошей психической формы. Чем хуже психическая форма (проблемы на уровне Эго могут сочетаться с проблемами на уровне Супер-Эго, такими как несформированность или дефицит), тем ниже самооценка, выше уязвимость и тревожность (если ведущие психологические защиты не из континуума отрицания), и для защиты психики (от разрушительного действия тревоги) требуется все больше иллюзий и других защитных механизмов (они являются врождёнными у людей).

Личные границы у съеденного человека отсутствуют почти полностью (морально уязвимые люди строят отношения по принципу проекции или проективной идентификации). Чаще всего это выражается в том, что он ощущает себя кому-то должным, но одновременно нередко чувствует, что и ему все должны. Одно с другим связано, именно поэтому помощь съеденным не должна заключаться в их кормлении. Это еще больше упраздняет их личные границы и человек окончательно теряет себя, перестает собой владеть и правильно идентифицировать. Все знают, что если молодой человек не хочет ни учиться, ни работать, очень плохая услуга – просто давать ему деньги. Чаще всего это делается для компенсации собственного чувства вины, а не для того, чтобы ему помочь. Реальная помощь это (проинтерпретировать непримирённость с бисексуальностью, которая и является движущей силой действующей проективной идентификации или проекции) побуждение к деятельности, вовлечение в деятельность, даже просто собственный пример деятельности, и только в процессе деятельности человек развивает те волевые структуры, которые и называются личностью (волевые характеристики это уровень Эго). Развитая личность сама побудит его к работе и самореализации. Главная ошибка тех, кто хочет помочь человеку в плохом энергетическом состоянии, игнорирование его личных границ (речь о вовлечённости помогающего в отношения проекции или проективной идентификации), отношение к нему как неполноценному существу или даже предмету (случай, когда проекции или проективные идентификации взаимны и помогающий сам морально уязвим). По большому счету такие помощники окончательно разоряют такого человека, не оставляя ему шансы на восстановление. Какими бы ни были сознательные мотивы благодетелей, как правило, ими движут собственные амбиции, им нравится быть спасателями, либо они одержимы невротическими ритуалами, которые заставляют их приносить жертвы, покупая таким образом благополучие для себя. В первом случае благодетели доедают съеденного, во втором кормят его собой, но в любом случае окончательно разрушают личные границы и деперсонализируют человека (отношения взаимной проективной идентификации могут длиться годами или даже десятилетиями, имеет смысл дать им отдельное название "судьбоаналитических отношений").

Культура каннибализма (человек может переходить из одних судьбоаналитических отношений в другие) целиком основана на идее любви, узаконенного и воспетого слияния личных границ (рационализируя свой бессознательный выбор партнёра). Совершенно не случайно тем же самым словом характеризуются пищевые пристрастия. Любовь к Родине, любовь к детям, любовь к родителям, любовь к животным, и особенно половая любовь – это мистерия страсти, в процессе которой человек открывает свои границы и идентифицирует себя с другими. Экстаз, которым сопровождается это действо, связан с активизацией задней коры головного мозга (затылочная зона мозга ответственна за визуально-пространственные синтезы) и торможением передней (лобной зоны мозга), отвечающей как раз за личные границы, ответственность и контроль. По сути это транс (транс это расфокусированное умственное внимание, как если бы два полушария думали одновременно, а не по принципу доминантного и субдоминантного полушария), состояние мощное и опасное, особенно для людей неподготовленных (существует популяция обоеруких людей, которые живут с двумя автономно действующими полушариями головного мозга и жалуются только на медлительность - процессирование информации у них занимает больше времени по сравнению с нейротипичными людьми). Обычный человек постоянно живет в состоянии легкого транса (непроизвольное внимание во время деятельности характерно для детей-дошкольников и взрослых с уровнем интеллекта 70-90, называемым ранее субнормальным), идентифицирует себя со всеми кого любит (имитационно-подражательное поведение характерно для детей-дошкольников), не знает своих личных границ, не ощущает своего Я в полной мере (только в три года дети начинают говорить о себе в первом лице Я). Так как это состояние неустойчиво и тревожно (но проходит с возрастом), он то и дело ищет, как проникнуть в состояние транса глубже, увлечься кем-то или чем-то посильнее, отдаться кому-то или чему-то, влюбиться во что-то или в кого-то (у взрослых имитационно-подражательное поведение описывают как истероидный радикал характера). И если мужчин удерживает от любви нежелание подчиняться женщине (мужчины-истероиды в природе встречаются), боязнь дискредитации собственной мужественности, то есть доминирующего статуса, женщин не только ничто не удерживает, но и все на это толкает (женщин-истероидов в популяции меньше, чем женщин-эпилептоидов и женщин-циклоидов). Нет никакого сомнения в том, что настоящие женщины, медитирующие на вечную женственность с помощью юбок и разных мантр, действительно ощущают блаженство. Еще большее блаженство им могла бы подарить нижняя роль в Дс (БДСМ), если бы они научились в нее глубоко входить. Растворенное состояние субъективно достаточно приятно, поскольку активизирует опиатные рецепторы (оно синхронизирует рефлекторные процессы). Человек прибывает в трансе, но как в любой наркомании ему требуется постоянное увеличение дозы, погружение, а будучи отлучен от источника опиатов, он испытывает сильную ломку, поскольку его система самообеспечения разрушена, и восстановить ее так же сложно, как наркоману восстановить жизнь без наркотика (наркотик подаётся в организм извне, поэтому возможна абстиненция, рефлексы находятся у нас внутри, лишить человека рефлекторных процессов и вызвать абстиненцию невозможно).

Любовь, таким образом, - идея опасная, поскольку чаще всего является спекуляцией (чувство любви и идея любви у людей с низкой саморефлексией ощущаются как одно). Безопасна любовь для людей с хорошо обозначенными и тренированными личными границами, однако эта любовь весьма отличается от той безудержной страсти, пылкого влечения, которые большинство людей называют любовью (страсть создаётся нарушением табу, непримирённость с бисексуальностью делает табу частью жизни в страсти). Возможно, здоровая любовь нуждается в другом названии, без пищевых ассоциаций и каннибальской истории (речь шла об упадке духа, уровне Супер-Эго, а не уровне эмоций и мыслей, то есть уровне Эго). Любить с уважением обоюдных личных границ – это значит обмениваться энергией, не сливаясь воедино и аккуратно балансируя на предмет равноценных вложений (осознавать свои проекции и проективные идентификации это навык). Именно равноценные вложения – гарант сохранения личных границ. Если хочется отдать человеку больше, чем дает он, это означает слияние с ним границ (когда другому отдают "больше", обычно отдают самому себе, "вложенному" в партнёра по принципу проективной идентификации). Если хочется брать у него больше, чем даешь ты, это тоже означает слияние с ним границ. При разделении и уважении границ хочется давать ровно столько, сколько берешь (если речь о симультанном, или выполнять взаимный договор кто сначала - потом, если речь о реципрокном), поскольку действует принцип субъектного универсума Канта, принцип отношения к другому человеку как к такому же субъекту как ты (это может быть и взаимность двух уязвимых, описанная в красках в предыдущем абзаце). С началом слияния личных границ кто-то из пары начинает превращаться в объект (если речь о проекциях одного на другого, а не о взаимной проективной идентификации). Именно по этой причине, ощущая к кому-то человеческую любовь и страстное желание помочь, нельзя заблуждаться на предмет чистоты своих помыслов. За подобной чистотой и красотой чаще всего стоит либо волчья пасть, либо транс кролика перед удавом, то есть стремление поглотить его или скормить себя. Основной экологический принцип любой помощи и поддержки заключается в уважении личных границ человека (иными словами, в игнорировании реальности того, что перед тобой морально уязвимый), а значит признания его ответственности (проецирования на него своих идей о его уровне силы Эго и сформированности Супер-Эго). Это он ответственен за свою жизнь, и даже если в виду разрушенного состояния он не способен нести эту ответственность в полной мере, отнимать ее у него означает окончательно его деперсонализировать.

Экологический принцип помощи жертвам абъюза (съедения) заключается в том (абъюз это ненадлежащее обращение, которое ведёт к дезадаптации человека, но совершенно необязательно вызывает у него ОСР - острое стрессовое расстройство или ПТСР - хроническое стрессовое расстройство, при котором и диагностируют разрушение agency, или упадок духа), что к человеку с разрушенными личными границами следует относиться так, как будто его личные границы целы, то есть с уважением его ресурсов и четким обозначением своих (отрицая моральную уязвимость другого человека, помогающий вовлекается в картину мира уязвимого, где морально устойчивых и праведных людей, умеющих быть честными с самим собой и с другими, на свете нет). Для этого от человека нельзя принимать никаких жертв и нельзя давать ему никаких подачек (на уровне бессознательной коммуникации с ним моральная уязвимость как всеобъемлющая реальность всё равно будет подтверждена). Очень часто съеденные или полусъеденные люди склонны влюбляться, поскольку собственных ресурсов у них очень мало и они хотят подключиться к чужому (истероидный радикал характера это часть их силы Эго). Необходимо понимать, что стоит за такой влюбленностью, не умиляться ей и не поддерживать ее. Любые попытки откусить от тебя кусок или наоборот скормить тебе все, что осталось, следует пресекать. Попытка откусить может быть и весьма агрессивной, в этом случае свои личные границы следует защищать. Нельзя давать жертвам абъюза фору, терпеть их агрессивное поведение из жалости (отношения могут быть формирующими, воспитывающими, тренирующими умения, - и это автоматически ставит помогающего в роль учителя, родителя). Такая жалость – типичное слияние личных границ, снятие с человека ответственности за поведение (и неумение помогающего долго нести роль учителя, родителя, принятую на себя). Понимание того, что человек неадекватен, может вести лишь к выбору формы защиты, но не к ее отсутствию. Мало того, что это опасно для того, на кого нападают, это вредно для нападающего, поскольку мешает ему восстановить свои границы и вернуть нормальную идентификацию (истероидный радикал характера не знает, какая идентификация нормальна, она меняется по ситуации). Только очень короткое время, в самых экстренных ситуациях человека можно тащить на себе, любая задержка в безответственном состоянии опасна для человека.

Равноценные вложения в любое взаимодействие предполагают равные статусы (а чтобы сформировать новое поведение, нужно ввести неравенство статусов учитель-ученик), однако очень часто за попыткой обеспечить эти равные статусы стоит новый абъюз, то есть (ненадлежащее обращение с другим человеком, обозначенное в Уголовном кодексе) ломка границ. Равный статус может опираться только на равные вложения (на идею справедливости и паранояльность в характере партнёров), а если в какой-то период времени вложения не равны, если один дает другому что-то авансом, именно изменение статуса может компенсировать это и сохранить границы (статус это вопрос иерархии, то есть апелляция к эпилептоидности в характере партнёров). Так просить и принимать помощь (претендовать на чужой ресурс) можно только из нижней позиции, а оказывать ее (делиться ресурсом) только из верхней (да, люди с эпилептоидным радикалом в характерах обоих проживают взаимность другого качества, чем люди с паранояльным радикалом в характерах обоих). Если человек пытается попросить помощь из позиции равного, он ступает на чужую территорию как на свою, то есть совершает абъюз (УК имеет другую точку зрения на этот счёт). Тем более если он просит помощь из верхней позиции. Нижняя позиция означает, что человек, прося помощи, признает свою несостоятельность в данный момент, осознает то, что он прибегает к чужому ресурсу, понимает, что ему никто не должен, останется благодарен. Верхняя позиция оказывающего помощь означает, что человек делится своим ресурсом из позиции более сильного, ожидая признания этого факта и благодарности. Это экологические правила энергетической гигиены, позволяющие избегать злоупотреблений чужими границами и чужими ресурсами (Мелани Кляйн, когда писала про зависть и благодарность, не боялась обсуждать два вида зависти в этом контексте). Освоение этих правил и является лучшей профилактикой энергетического каннибализма (упадок духа может быть у любого радикала характера, наиболее стрессоустойчивы шизоиды по психотипу), и профессионального, и сексуального, и гендерного, и бытового, и уличного. Достаточно четко усвоить, что прикасаться к чужому ресурсу нельзя, а рассчитывать на помощь можно только из нижней позиции, то есть признавая свою ресурсную несостоятельность и свою последующую благодарность (да убоится паранояльный эпилептоидной картины мира). На этом построены правила вежливости, то есть законы комфортного сосуществования. Из равной позиции можно предложить только обоюдную выгоду, обмен ресурсами (эпилептоидов в популяции 60% и они не считают справедливость ценностью, это призыв игнорировать две трети людей и их особенности). Из верхней позиции – помощь. Любое несоблюдение этих правил приводит к печальным последствиям.

Почему так опасно просить помощь из равной позиции или оказывать ее из нижней? Как правило, именно такую схему мы наблюдаем в ситуациях с жертвами абъюза (непонятно, речь о пациентах с диагностированным ОСР или ПТСР, где есть упадок духа). Жертва пострадала, кое-как заклеила сломанные границы скотчем и поплелась к людям. Она морально избита и энергетически обглодана (упала духом), она нуждается в помощи, но она дорожит теми остатками гордости, которые ей удалось наскрести, чтобы не сдохнуть. Поэтому она гордо несет свою голову и не желает ни на секунду занимать нижнюю позицию. Это значит, что она не говорит «Пожалуйста, помогите, буду вам благодарна», не унижается ни в коем случае, а просто констатирует свою проблему, так, мол, и так, вот такая ситуация сложилась. Именно так выражается равное обращение, дается информация, предлагается к обсуждению тем, кому это интересно (ПТСР отличается избегающим поведением, клинически недостоверное описание жертвы ПТСР, дающей информацию. О глубине травмы судят по масштабам умолчания о ней). Однако, в случае жертвы, риторический тон – ловушка, на самом деле она ожидает помощи, но не желает это озвучить. Она не хочет просить, но ждет, чтобы ей дали (жертва живёт в мире людей мёртвой, она ничего не хочет обычно). Она делает вид, что дающим дать нужно больше, чем ей получить (описана игра в поддавки, а не избегающее поведение при ПТСР, которое в психологической литературе соотносят с упадком духа, т.е. "съеденностью" у автора). Многие из сбежавшихся на такой зашифрованный стон, сейчас же занимают нижнюю позицию. Им неловко и неудобно видеть жертву абъюза, они испытывают жалость и чувство вины (сливают свои границы, проявляют любовь), поэтому, чтобы не испытывать мучительных чувств, они занимают нижнюю позицию, им стыдно занимать верхнюю, им кажется, что это продолжение абъюза и самоутверждение за счет попавших в беду. Из нижней позиции они просят принять помощь, деликатно предлагают поддержку, ищут удобный вариант, который жертве не был бы оскорбителен, не намекал бы на ее ущербность, они восхищаются силой жертвы и поднимают ей самооценку, что из нижней позиции всегда происходит за счет опускания своей (описаны люди с циклоидным радикалом характера, эмотивно-сензитивные, это призыв игнорировать десятую часть популяции, для которой сочувствие является инстинктивной реакцией). Если жертва ведет себя так, что она будто бы и не просит, ей неприятно принимать помощь, отказывается и отнекивается, спасатели начинают ее осторожно убеждать. Жертва может отметать один за другим варианты помощи, делать это обиженно или дерзко, давая понять, что просители грубо вторгаются на ее личную территорию, где она хозяйка (упавший духом человек воодушевляется, и именно циклоидные люди могут помочь ему в этом, эмоционально заразить новым настроем. Если речь об игре в поддавки, то здесь амбивалентность эпилептоидного человека, быть сверху или быть снизу, описывается как психодинамика всех жертв ПТСР). И спасатели действительно вторгаются, точнее они умоляют пустить их и позволить ей немного помочь, поддержать, ни в коем случае не советовать, чтобы не возвыситься над ней, а просто поделиться. Если жертва в конце концов снизойдет и примет помощь, вместо одной жертвы абъюза получится много жертв. Не восстановив свои границы ни на миллиметр, эта жертва всего лишь каскадировала агрессию, то есть скормила своему абъюзеру толпу спасателей-невротиков. Если такая жертва находится со своим абьюзером в неразрывной связи, она может регулярно совершать вылазки за таким провиантом, получая не только эмоциональную поддержку, но и материальную (амбивалентность отыгрывается в треугольных отношениях). И чем больше такая жертва будет думать, что кормить друг друга собой (при чём здесь упадок духа, с которого начали эссе?) – нормальная человеческая практика, тем дольше она будет оставаться в состоянии абъюза (амбивалентность не означает автоматически ненадлежащего обращения). Без уважения чужого ресурса и ясного понимания того, кто, кому, почему и за что должен, из состояния жертвы она не выйдет, не научится уважать свой собственный ресурс (преодолеть упадок духа, преодолеть амбивалентность, осознать работу проективной идентификации и осознать несовпадение мотиваций - по справедливости, по иерархии, по эмоциональному созвучию, - это разные задачи). Поэтому кормление (соучастие в треугольных отношениях) не восстановит ее энергетический баланс, как некоторым кажется, а окончательно угробит ее систему самообеспечения.
Tags: терапия жертв ненадлежащего обращения
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments